content top

История философии. Учебник для высших учебных заведений

Учебник подготовлен в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности «философия». История философских идей рассматривается авторами в связи с историей общественно-политической и культурной жизни общества. Представлены основные концепции восточной, западной и русской философии.
Книга рассчитана на студентов и аспирантов вузов, а также на достаточно широкий круг читателей, интересующихся актуальными проблемами философии и ее истории.
Далее

Зотов А.Ф., Мельвиль Ю.К. Западная философия XX века

Настоящее издание предлагает читателям широкую панораму западной философии1 XX столетия. Оно дает представление о путях, особенностях  и тенденциях развития философской мысли Запада, а также о некоторых главных персонажах, труды которых наиболее репрезентативны для понимания общей картины западной философии этого исторического периода.

Книга предназначена прежде всего для студентов, аспирантов и преподавателей ВУЗов в качестве учебного пособия. Она также будет полезной для всех тех, кто интересуется западной философией и ее историей.

Далее

Рэндалл Коллинз. Четыре социологических традиции

Будучи исправленной и дополненной версией получивших широкое признание критиков «Трех социологических традиций», этот текст представляет собой краткую интеллектуальную историю социологии, построенную вокруг развития четырех классических идейных школ: традиции конфликта Маркса и Вебера, ритуальной солидарности Дюркгейма, микроинтеракционистской традиции Мида, Блумера и Гарфинкеля и новой для этого издания утилитарно-рациональной традиции выбора. Коллинз, один из наиболее живых и увлекательных авторов в области социологии, прослеживает идейные вехи на пути этих четырех магистральных школ от классических теорий до их современных разработок.
Далее

Ролло Мэй. Любовь и воля

Поразительная вещь – любовь и воля, которые в былые времена всегда помогали нам справиться с жизненными невзгодами, в наши дни сами стали проблемой. Да, когда человек достигает переходного возраста, у него действительно всегда возникают проблемы с любовью и волей; а наш век – это эпоха радикальных перемен, “переходный возраст” нашей культуры. Рушатся старые мифы и символы, в которых мы привыкли искать опору; весь мир объят беспокойством; мы цепляемся друг за друга и пытаемся убедить себя, что испытываемое нами чувство – это любовь; мы не принимаем волевых решений, потому что боимся, выбрав нечто одно, потерять другое, и чувствуем себя слишком неуверенно, чтобы рисковать. В результате разрушается фундамент придающих всему единство эмоций и процессов – наиболее яркими образцами которых являются любовь и воля. Индивид вынужден обратить свой взор внутрь себя; он одержим нового рода проблемой личности, а именно: “Даже если я знаю, кто я такой, я ничего не значу”. Я не могу воздействовать на других людей. Следующим шагом является апатия. И вслед за ней начинается насилие. Потому что ни одно человеческое существо не может вынести постоянного оцепенения от чувства собственного бессилия.

Далее

Современная западная философия: словарь

Словарь включает в себя 457 статей о наиболее значительных яв-лениях западной философии XX века: направления, школы, Тенденции, персоналии, а также разъяснения отдельных терминов. Второе,полностью переработанное издание Словаря 1991 года подготовлено коллективом известных российских и зарубежных ученых.Рекомендуется студентам, аспирантам, преподавателям; всем интересующимся проблемами современной мысли. Для удобства читателей Словарь снабжен предметным и именным указателями. В конце Словаря приводится список сокращений, встречающихся в тексте.
Далее

Ирвинг Гофман. Стигма: заметки об управлении испорченной идентичностью

Греки – по всей видимости, весьма преуспевшие в развитии разного рода визуальных подсказок – придумали термин «стигма» для описания телесных знаков, призванных демонстрировать что-либо необычное или плохое о моральном статусе обозначаемого ими индивида. Эти вырезанные или выжженные на теле знаки говорили о том, что их носитель – раб, преступник или изменник, т.е. человек, запятнавший себя позором, ритуально нечистый, тот, кого следует сторониться, особенно в публичных местах. Позднее, во времена христианства, к термину добавились два новых слоя метафоры: во-первых, сыпь на коже стала восприниматься как свидетельство божьей  милости, и, во-вторых, аналогичный статус обрели телесные свидетельства тех или иных физических недостатков – т.е. медицинский факт оказался увязанным с религиозными верованиями. Сейчас этот термин широко используется главным образом в первоначальном буквальном смысле, однако не столько обозначает знак на теле, сколько указывает на постыдный статус индивида как таковой. Изменения затронули также и взгляды на то, какой статус/поступок считать постыдным. Однако до сих пор исследователи не уделяли особенного внимания описанию структурных предпосылок возникновения стигмы и даже не давали определения самого понятия. Таким образом, представляется необходимым прежде всего попытаться вкратце сформулировать самые общие посылки и определения.

Далее

Ирвинг Гофман. Анализ фреймов: эссе об организации повседневного опыта

Мое внимание сосредоточено не на структуре социальной жизни, а на структуре индивидуального опыта. Лично я полагаю общество первичным во всех отношениях, а любое участие в нем индивидов — вторичным, поэтому в данной работе рассматриваются исключительно объекты второго порядка. Это исследование имеет изъян даже в выборе предмета, поэтому не нужно искать в книге то, что автор и не предполагал обсуждать. Конечно, рассмотрение природы личностного опыта — а значит, самое серьезное изучение всего, что касается повседневной жизни индивида, — уже предполагает политически окрашенные импликации, причем консервативного толка. Развиваемый здесь подход не улавливает разницы между благополучными и обездоленными классами и, можно сказать, отвлекает
внимание от подобных вопросов. Думаю, так оно и есть. У того, кто хотел бы бороться с ложным сознанием и пробуждать в людях их действительные интересы, очень много работы, потому что
люди крепко спят. Я же не собираюсь петь колыбельные, а хочу просто-напросто украдкой понаблюдать за тем, как они храпят.
Далее

П.Л. Лавров. Философия и социология

По философским своим воззрениям Лавров был эклектиком, пытавшимся сочетать в одно учение системы Гегеля, Фейербаха, Ланге, Конта, Спенсера, Прудона, Чернышевского, Бакунина, Маркса. Основной чертой его мозаичного мировоззрения был позитивистический агностицизм.

Как историк и социолог Лавров был идеалистом и субъективистом. Процесс исторического развития он оценивал с точки зрения субъективно выбранного нравственного идеала. Историю в конечном счете делает по своей воле образованное и нравственное меньшинство («критически мыслящие личности»). Поэтому первая задача революционных деятелей — выработка нравственного идеала, к осуществлению которого им и надлежит стремиться в своей практической деятельности. Своему идеалу Лавров дал следующую формулировку: «Развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении, воплощение в общественных формах истины и справедливости».

Далее

Философский энциклопедический словарь

“Философский энциклопедический словарь” содержит более 3500 статей, включающих как философские термины, так и большое количество персоналий и дающих объемную информацию о самом широком круге вопросов, относящихся к философской проблематике.

Главное, что отличает этот Словарь от его аналогов, выходивших в свет в России в последние 75 лет, – это беспристрастный и объективный подход ко всем рассматриваемым вопросам, суть которого в том, что коль скоро существуют самые разные теории, то задача авторов  лишь изложить их.

Далее

Кемеров В.Е. Введение в социальную философию

Что значит жить по-человечески? — Как описать нормальную жизнь? — Проблематизация понятий «общество», «наука», «история». — Самоописание социальной философии. — История, социальный процесс, общественная эволюция. — Проблема самоопределения общества. — Почему нет специальной главы о личности. — Социальная философия и антропология. — Кому нужна социальная философия? — Тема России.
Вопрос о том, что значит жить по-человечески, возник не сегодня. Однако именно в наше время он приобретает не только особую остроту, но и очевидную сложность, объемность, многомерность.
Возникает вопрос о вопросе: почему люди — люди — спрашивают о том, как жить по-человечески?.. Разве они не знают этого?.. Или, может быть, они не считают свою жизнь человеческой?.. Или, может быть, жизнь, которая им казалась человеческой, уже не кажется таковой?
Далее
Страница 3 из 1012345...10...»»
content top
ВверхВверх